Голос в пустыне

На иврите «пустыня» — מדבר. На иврите «говорит» — מדבר. Видите разницу? Ее нет, когда вы видите слово в письменном виде — эти слова однокоренные. Слово «пустыня» произносится «мидбар», а «говорит» произносится «мэдабер», но, вероятно, это не совпадение, что два слова накладываются, потому что Бог часто говорит в пустыне.

Мне понравился тот факт, что книга Чисел называется «В пустыне» или «Б’Мидбар» в еврейской Библии. Часто западных верующих не наполняет радость от чтения этих вещей в Торе – может показаться, что они, в каком-то смысле, сухие, словно пустыня, но если мы желаем остановиться, успокоить наши души, ждать и слушать, мы можем услышать прекрасный голос Бога в наиболее сухих местах. Читать далее

Принципы и секреты силы духовной жизни и влияния. Проповедует Александр Калинский

Если я не уверен в любви Божьей и ей не живу, я буду выжимать ее из людей.

Одна капля гордыни отравляет весь поток благодати.

Смотрю в себя и грязь — страшнее ночи

Смотрю в себя и грязь — страшнее ночи.
В душе так много вековых пороков,
Мотивов много личных и порочных,
Так много идолов и так немного Бога! Читать далее

15 признаков раненых воинов

ЧТО НЕОБХОДИМО ЗНАТЬ ОБ ЭМОЦИОНАЛЬНО ТРАВМИРОВАННЫХ ЛЮДЯХ В ЦЕРКВИ?

Старый афоризм гласит «раненые люди ранят других».

Всем известно, что те, кто пережил эмоциональную травму, зачастую проецируют свою боль на других. Например, жертвы сексуального насилия сами становятся насильниками; те, кто страдал из-за алкоголизма в семье, пьяными угарами приносят те же страдания в свои будущие семьи. До тех пор, пока мы, как церковь, не станем обращать внимание на всего человека, как о том сказано в 1 Фессаллоникийцах 5:23, наши собрания будут переполнены людьми, потенциально духовно одаренными, но на деле эмоционально незрелыми. Иначе говоря, церковь должна делать акцент не только на духовном здоровье и силе, но и на эмоциональном благоденствии.

Вот общие признаки, которыми отличаются травмированные люди при взаимодействии с другими: Читать далее

На болезнь плакаться — Бог смерти не даст (отрывок из книги)

Война и мир Лев Толстой Том 4 (История о осужденном купце и Платоне)

Глава 14

22-го числа, в полдень, Пьер шел в гору по грязной, скользкой дороге, глядя на свои ноги и на неровности пути. Изредка он взглядывал на знакомую толпу, окружающую его, и опять на свои ноги. И то и другое было одинаково свое и знакомое ему. Лиловый кривоногий Серый весело бежал стороной дороги, изредка, в доказательство своей ловкости и довольства, поджимая заднюю лапу и прыгая на трех и потом опять на всех четырех бросаясь с лаем на вороньев, которые сидели на падали. Серый был веселее и глаже, чем в Москве. Со всех сторон лежало мясо различных животных — от человеческого до лошадиного, в различных степенях разложения; и волков не подпускали шедшие люди, так что Серый мог наедаться сколько угодно. Читать далее

Не найдя ни где, обрел смысл, покой и удовлетворение в плену (отрывок из книги)

Война и мир Лев Толстой
Том 4 Глава 12 (Пьер Безухов)

Прошло четыре недели с тех пор, как Пьер был в плену. Несмотря на то, что французы предлагали перевести его из солдатского балагана в офицерский, он остался в том балагане, в который поступил с первого дня. Читать далее

Прощать врагов и любимых (отрывок из книги)

Война и мир Лев Толстой
Том 3 Глава 32 (Встреча Андрея Болконского и Наташи Ростовой)
Для князя Андрея прошло семь дней с того времени, как он очнулся на перевязочном пункте Бородинского поля. Все это время он находился почти в постояниом беспамятстве. Горячечное состояние и воспаление кишок, которые были повреждены, по мнению доктора, ехавшего с раненым, должны были унести его. Но на седьмой день он с удовольствием съел ломоть хлеба с чаем, и доктор заметил, что общий жар уменьшился. Князь Андрей поутру пришел в сознание. Первую ночь после выезда из Москвы было довольно тепло, и князь Андрей был оставлен для ночлега в коляске; но в Мытищах раненый сам потребовал, чтобы его вынесли и чтобы ему дали чаю. Боль, причиненная ему переноской в избу, заставила князя Андрея громко стонать и потерять опять сознание. Когда его уложили на походной кровати, он долго лежал с закрытыми глазами без движения. Потом он открыл их и тихо прошептал: «Что же чаю?» Памятливость эта к мелким подробностям жизни поразила доктора. Он пощупал пульс и, к удивлению и неудовольствию своему, заметил, что пульс был лучше. К неудовольствию своему это заметил доктор потому, что он по опыту своему был убежден, что жить князь Андрей не может и что ежели он не умрет теперь, то он только с большими страданиями умрет несколько времени после. С князем Андреем везли присоединившегося к ним в Москве майора его полка Тимохина с красным носиком, раненного в ногу в том же Бородинском сражении. При них ехал доктор, камердинер князя, его кучер и два денщика. Читать далее